Виртуальная школа №40
Меню сайта
Кабинет химии
Выдающиеся химики жили, любили, страдали и радовались, как и все остальные люди. У одних жизнь складывалась благополучно уже с детства, другие ча­сто испытывали невзгоды, но не падали духом, преодолевали, казалось бы, не­возможное. Одни из них сохраняли чистую совесть и доброе имя до конца своих дней, другие поддавались корысти, зависти, суетному тщеславию, оказывались «придворными подхали­мами» из-за орденов и званий, страха перед сильными мира сего, а иногда — и авантюристами. Приведенные в этом разделе рассказы дают представление об их жизни и судьбе.

Михаил Васильевич Ломоносов — первый русский учёный-энциклопедист

        Михаил Васильевич Ломоносов (1711—1765) родился в деревне Мишанинской, рас­положенной на острове Куростров в дельте Северной Двины, в семье крестьянина-помора Василия Дорофеевича Ломоносова и дочери просвирницы погоста Елены Ивановны.

         Ломоносов был единственным сыном в семье. Отец Ломоносова Василий Дорофеевич занимался в основном рыбной ловлей и зверобойным промыслом, хотя семья Ломоносовых и обладала сравнительно крупным земельным наделом. Одним из первых в своем крае Василий Дорофеевич построил двухмачтовый корабль — гукор, по тем временам крупнейший по грузоподъемности на Белом море. Ломоносов впоследствии писал, что отец «довольство кровавым потом нажил». В девятилетнем возрасте он лишился матери. Вторая жена отца — Федора Михайловна Ускова — умерла через три года после замужества. Третья жена отца, вдова Ирина Семеновна, женщина пожилая и сварливая, оказалась для тринадцатилетнего мальчика злой мачехой, что и послужило одной из причин ухода из дома Михаила в возрасте девятнадцати лет.

        Уже в 13—14 лет Михаил стал самостоятельно читать «Грам­матику» Мелетия Смотрицкого, «Арифметику» Леонтия Магницкого, «Псалтырь» Симеона Полоцкого и выучил их наизусть, а потом называл эти учебники «вратами своей учености». Вместе с отцом Михаил Ломоносов ходил в дальние плавания — к Новой Земле и Шпицбергену на промысел тюленя, нерпы и моржа. Отец Ло­моносова погиб в возрасте 60 лет в 1744 г. во время очередного плавания. В этом году Михаил Васильевич после учебы в Германии уже работал в Петербургской академии наук.

        В 1740 г. Ломоносов тайно, без разрешения Петербургской ака­демии наук, бежал из Германии, где он находился на учебе. По дороге на родину Ломоносов выдавал себя за немецкого студента. На одном постоялом дворе недалеко от Дюссельдорфа его увидел прусский офицер, вербовавший рекрутов в гвардию короля Фридриха-Вильгельма I. Офицеру понравились высокий рост и крепкое телосложение Михаила. Во время ужина он подпоил Ломоносова и обманным путем завербовал его в прусскую кавалерию. На другой день Ломоносов вместе с другими рекрутами был отправлен в крепость Везель.

        Однажды ночью, когда солдаты спали, Ломоносов решился бежать из крепости. В темноте, минуя часовых, он дополз до первого и второго валов крепости, переплыл без шума оба рва, сумел затем перелезть через высокий частокол и выбрался в от­крытое поле. До границы было семь верст, которые надо было преодолеть до рассвета. Едва Ломоносов одолел две версты, как услышал выстрел, означавший, что его побег обнаружен. Михаил напряг все силы и вскоре оказался за границей.

         В 1748 г. Ломоносов сочинил поздравительную оду императрице Елизавете, и она распорядилась выдать ему награду — 2000 руб. Деньги привезли Ломоносову на двух возах — это были медные монеты, 1 кг которых приходился на 1 рубль.

        В 1753 г. Ломоносову были переданы царским указом деревни Перекули и Липовая в Копорском уезде Санкт-Петербургской губернии с 211 крестьянами и землями, выходящими к морю,— всего около 9800 гектаров. По тем временам это считалось большим поместьем.

         В 1756 г. Ломоносов получил бесплатно во владение шесть сгоревших домов в Адмиралтейской части Санкт-Петербурга на правом берегу реки Мойки. На месте этих домов он выстроил небольшой каменный дом с лабораторией, разбил сад, соорудил большую мастерскую для изготовления мозаичных картин и десять каменных домиков для мастеровых. На работы по изготовлению мозаичных картин М. Ломоносов получал от казны ежегодно, начиная с 1761 г., по 13 460 руб. Производство картин оказалось дороже, чем предполагал Ломоносов, ему приходилось делать долги и задерживать жалованье рабочим. После смерти Ломоносова в 1765 г. из мозаичной фабрики ушли лучшие мастера — шурин Ломоносова Иван Цильх и Василий Матвеев, после чего фабрика прекратила свое существование.

          При химической лаборатории, созданной Ломоносовым в 1749 г., состоял всего один лаборант — «такой человек, который с огнем обходиться умеет». На лаборантов Ломоносову не везло. Самый первый лаборант Биттигер досаждал Михаилу Васильевичу своим разгульным характером, живя в одном с ним доме. Ломоносов жаловался в академию: «Для множества почти денно и нощно часто приходящих на его квартиру гостей разных званий и наций беспокойство так умножилось, что уже и ворота среди дня пьяные гости его ломают... от служанок его чинятся фамилии моей на­прасные и наглые обиды...». Одну из служанок Ломоносов даже приказал высечь розгами. Биттигер был уволен, и после него лаборантом стал способный ученик Ломоносова В. Климентьев, умерший от пьянства в 1759 г.

         В материале, собранном А. С. Пушкиным о жизни Ломоносова, найдена такая запись: «С ним шутить было накладно. Он везде был тот же: дома, где все его трепетали, во дворце, где он драл за уши пажей, в Академии... В отношении к самому себе он был очень беспечен, и, кажется, жена его, хоть и была немка, но мало смыслила в хозяйстве...»

          Михаил Васильевич был горяч и несдержан; особенно нетерпимо относился он к заносчивым иноземцам, приглашенным в Россию правителем канцелярии Академии наук И. Д. Шумахером (1690— 1761). А иногда Ломоносов и вовсе терял над собой контроль: так, в октябре 1742 г. он поссорился с садовником академии Штурмом и его гостями (Штурм жил в том же доме, где и Ломоносов). Дело дошло до драки. В итоге Ломоносов был арестован караулом Санкт-Петербургского гарнизона, правда, вскоре его отправили домой по состоянию здоровья.

         В 1743 г. Ломоносов, по свидетельству очевидцев, неоднократно обращался к академикам немецкого происхождения с бранными словами, прерывал заседания канцелярии и был в мае 1743 г. вторично арестован. Под домашним арестом он находился января 1744 г. В это время Ломоносов занимал должность адъюнк академии — сотрудника, готовящегося к преподавательской деятельности. В течение всего времени содержания его под домашним арестом Ломоносову платили только половину жалованья. В конце 1743 г. он писал в канцелярию академии: «Нахожусь болен, притом не только лекарства, но и дневной пищи себе купить на что имею, денег взаймы достать нигде не могу».

          Ломоносов женился в 1738 г. на Елизавете-Христине Цильх, дочери пивовара и члена городской думы Марбурга (Германия). В семье Цильх Ломоносов жил во время обучения в Германии. Свой брак он долгое время скрывал, и венчание состоялось только через несколько лет, перед бегством из Германии. В мае 1740 г. Ломонос навсегда покинул эту страну и, будучи почти без средств, с большим трудом и только в июле 1741 г. добрался до Петербурга.

          В конце 1743 г. в Петербург из Германии приехала же Ломоносова Елизавета-Христина (Елизавета Андреевна) с четырехлетней дочерью Екатериной-Елизаветой и своим братом Йоганом (Иваном Андреевичем) Цильхом. Неопределенность по службе и скудное жалованье не позволяли Ломоносову выписать свою семью в Россию раньше.

        Только в 1751 г. Ломоносову «за его отличное в науках искусство» был присвоен чин коллежского советника, который давал право на потомственное дворянство и более высокое годовое жалованье.

        Семейная жизнь Ломоносова была спокойной и счастливой. Правда, в самом ее начале у Ломоносовых умерло двое малолетних детей — дочь Екатерина и сын Иван. Семейство жило скромно мало интересуясь светскими развлечениями. Вот как писал он об этом в 1761 г.: «По разным наукам у меня столько дела, что отказался от всех компаний; жена и дочь мои привыкли сидеть дома и не желают с комедиантами обхождения. Я пустой болтни и самохвальства не люблю слышать. И по сие время ужились мы в единодушии».

        Ломоносов умер на 54-м году жизни 4 (15) апреля 1765 от простуды, обострившей старую его болезнь. Он похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге.

         После смерти Ломоносова вдове нечем было уплатить долги мужа по мозаичной фабрике: Ломоносов оказался плохим фабрикантом и владельцем поместья. Его мозаичные картины никто не покупал, а доходов с поместья почти не было. Семья даже не могла поставить на его могиле памятник.

         Е.А. Ломоносова пережила своего знаменитого мужа всего на полтора года. Осенью 1766 года она скончалась. Дочь Елена в 1766 г. вышла замуж за А. А. Константинова — библиотекаря Ека­терины II.


Самый богатый из учёных и самый учёный из среди богачей - Генри Кавендиш

              Генри Кавендиш (1731—1810) — талантливый английский химик и физик, член Лондонского королевского общества, открывший азот и водород, установивший, что вода образуется из кислорода воздуха и водорода. Кавендиш был сыном лорда Чарльза Кавендиша, герцога Девонширского, Его мать леди Анна Грей — четвертая дочь герцога Кентского Генриха — умерла, когда Генри было всего четыре года. По английским законам Кавендиш не наследовал имущество своего отца, так как был его вторым ребенком. На­следство он получил от своего дяди по завещанию в 1773 г. в размере 300000 фунтов стерлингов (около 3 млн. руб. золотом), После смерти Кавендиша его состояние оценивалось уже в 1 200 000 фунтов стерлингов. Кавендиш проявлял полное равнодушие к богатству и славе; кроме того, он был женоненавистником. Его отличали крайняя застенчивость и сдержанность. У него не было друзей, а число знакомых не превышало трех-четырех человек.

              Дэви писал о нем: «Голос его похож был на какой-то писк, обращение его было нервное. Он пугался чужих людей и когда смущался, то ему трудно было говорить». Постоянным обеденным блюдом его была баранья нога. Однажды, когда неожиданно у него собралось к обеду пятеро гостей и экономка усомнилась что одной бараньей ноги будет достаточно, сэр Генри велел eй «в таком случае купить две».

             Библиотека его была доступна для всех. Сам Кавендиш брал книги из собственной библиотеки под расписку. Свою лабораторию он устроил в конюшне, и в течение всей жизни вел в ней исследования. Каждый день, включая и воскресенья, он проводил за работой, но результаты своих исследований публиковал неохотно. Работы Кавендиша отличались величайшей точностью и изяществом, а выводы он делал с большой осторожностью.

         Кавендиш жил и умер в одиночестве. Его девиз гласил: «Всё определяется мерой, числом и весом».

Дмитрий Иванович Менделеев: не наукой единой

         Дмитрий Иванович Менделеев (1834—1907) — русский ученый-энциклопедист, талантливый химик, открывший Периодический закон и разработавший Периодическую систему химических эле­ментов, родился в г. Тобольске. Он был последним, семнадцатым по счету ребенком в семье директора Тобольской гимназии Ивана Павловича Менделеева и его жены Марии Дмитриевны. Отец Дмитрия Ивановича — Иван Павлович — родился в 1783 г. в семье священника Павла Максимовича Соколова. Четырем его сыновьям, как это было принято тогда у священнослужителей, были даны разные фамилии. Отец Дмитрия Ивановича получил фамилию соседних помещиков Менделеевых, один из его братьев охранил фамилию Соколова, два других стали именоваться Тихомандрицким и Покровским.

        Ко времени рождения Дмитрия Ивановича в семье Менделеевых из детей осталось в живых два брата и пять сестер. Восемь детей умерли еще в младенческом возрасте, и троим из них родители не успели даже дать имени. Дмитрий был любимцем матери.

         Учеба Менделееву вначале давалась нелегко. На первом курсе педагогического института он умудрился по всем предметам, кроме математики, получить неудовлетворительные оценки. Да и по математике он имел всего лишь «удовлетворительно»... Но на старших курсах дело пошло по-другому: среднегодовой балл Менделеева был равен 4,5 при единственной тройке — по Закону Божьему, Дмитрий Иванович окончил институт в 1855 г. с золотой медалью, Получив диплом старшего учителя. Но не всегда жизнь была к нему благосклонна: разрыв с любимой невестой, недоброжелательность коллег, неудачный брак и затем развод...

          Два года, 1880 и 1881, были очень тяжелыми в жизни Д. И. Мен­делеева. В декабре 1880 г. в Петербургской академии наук состоялись выборы на вакансию академика по технологии и прикладной химии. Кандидатура Д. И. Менделеева была забаллотирована большинством академиков. Обострились и отношения в семье. Со стороны жены Феозвы Никитичны часто раздавались упреки. Ее не интересовала научная работа мужа, а его беспокойный образ жизни вызывал только ее раздражение. Менделеев чувствовал себя в семье одиноко и отчужденно. «Я — человек, не Бог, и ты — не ангел», — писал он жене, признавая свои и ее слабости. Именно в это время возник у Менделеева интерес к Анне Ивановне Поповой (1860—1942), художнице, часто бывавшей в их доме со своей подругой, учительницей музыки дочери Менделеева Ольги. Интерес к девушке перерос в глубокую симпатию... Не желая быть причиной разрыва Менделеева с семьей, Анна Ивановна покинула в 1880 г. Петербург и уехала в Италию. Дмитрий Иванович все же решил следовать за ней. Он подал было в отставку, но по совету ректора заменил уход из университета прошением об отпуске. Жена Менделеева на развод не соглашалась, а расторжение брака в то время было очень трудным делом. А. Н. Бекетову, действовавшему в качестве посредника между супругами Менделеевыми, в конце концов удалось получить согласие Феозвы Никитичны на развод. Он нанял опытного юриста, который умело повел нелегкое дело о разводе, вручив секретарю консистории 500 руб. — «вознаграж­дение за хлопоты». В 1881 г. брак наконец был расторгнут. Дмитрий Иванович, получив отпуск, уехал в Италию к Анне Ивановне. В мае 1881 г. Менделеев и Попова вернулись в Россию, а в декабре того же года у них родилась дочь Люба.

        Давая согласие на развод, консистория тем не менее наложила на Менделеева шестилетнее покаяние, в течение которого он не мог венчаться вновь. Только в апреле 1882 года вопреки этому решению священник Адмиралтейской церкви Куткевич за 10 000 рублей обвенчал Менделеева и Попову. За нарушение запрета Куткевич был лишен духовного звания.

        У Дмитрия Ивановича и Анны Ивановны было четверо детей. Дочь Любовь Дмитриевна (1881—1939) окончила Высшие женские курсы в Петербурге, в 1903 г. вышла замуж за поэта Александра Блока и сезон 1907—1908 гг. играла в труппе Вс. Мейерхольда и в театре В. Комиссаржевской. Впоследствии Блок посвятил Любе «Стихи о Прекрасной Даме».

       В письме Александра Блока невесте Любови Дмитриевне есть такие строки об ее отце: «Он давно все знает, что бывает на свете. Во все проник. Не укрывается от него ничего. Его знание само полное. Оно происходит от гениальности, у простых людей такого не бывает... Ничего отдельного или отрывочного у него нет — всё неразделимо».

         В 1895 г. Д. И. Менделеев ослеп, но продолжал руководить Палатой мер и весов. Деловые бумаги ему зачитывали глух, распоряжения он диктовал секретарям, а дома вслепую продолжал клеить чемоданы... Оказалось, что у Дмитрия Ивановича катаракта. Профессор И. В. Костенич за две операции удалил ее, вскоре зрение вернулось.

          Менделеев любил переплетать книги, клеить рамки для портретов изготовлять чемоданы. Покупки для этих работ он обычно дела в Гостином Дворе. Однажды, выбирая нужный товар, он услыхал за спиной вопрос одного из покупателей:

— Кто этот почтенный господин?

— Таких людей знать надо, — с уважением в голосе ответил приказчик. — Это мастер чемоданных дел Менделеев.

        У Менделеева был племянник Менделеев Дмитрий Иванович (1851—1911) — сын брата Менделеева Ивана Ивановича (1826 – 1862). Племянник окончил Казанский университет, служил железнодорожным врачом во многих местах России, часто встречал со своим знаменитым дядей, а однажды вместе с ним совершил путешествие по Волге. Поскольку дядя и племянник были полными тезками, их нередко путали.

         Вторым мужем старшей сестры Менделеева Ольги Ивановны (1815—1866) был декабрист Николай Васильевич Басаргин — один из участников Южного общества декабристов, сосланный в Омск поселение. Басаргин был не только родственником, но и старшим другом Менделеева. Пока Менделеев жил в Тобольске, они часто встречались, а потом постоянно переписывались. После смерти отца Менделеева Басаргин вместе с другим декабристом И. И. Пущиным опекал всю семью Менделеевых, помогая деньгами и советом. С 1848 г. Басаргины жили в Ялуторовске, а после окончания срока ссылки они всей семьей в 1857 г. переехали в его имение недалеко от Серпухова. После смерти мужа в 1861 г. Ольга Ивановна вернулась в Омск. Своих детей у Басаргиных не было. В их семье воспитывалась осиротевшая дочь декабриста Н. О. Мозгалевского.

Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Copyright MyCorp © 2017 Бесплатный конструктор сайтов - uCoz